Нужно ли что-то чувствовать с переходом на вегетарианство

Мысль написать эту статью впервые возникла после вопроса одной из читательниц приблизительно такого содержания: «Мясо я есть перестала. И что дальше? Ничего не случилось, я совсем ничего не чувствую по этому поводу».

Попробую рассказать, как меняется мировосприятие с переходом на вегетарианство. Причем на этот раз основываясь не столько на своем опыте, сколько на том, что этот опыт постоянно подтверждается вновь отказавшимися от мяса.

Итак, начинается все просто. Ты перестаешь его есть. Неважно из каких соображений, но в какой-то момент говоришь себе, а потом сообщаешь всем окружающим (без этого никак), что животных больше не ешь.

Эту первую стадию можно назвать вегетарианством ради вегетарианства. Пицца без колбасы, пирожок с картошкой вместо беляша. Главное — есть без мяса, а что именно не так важно. Сахар, мука, всякая химия по началу, как правило, остаются в рационе. Ни о какой полезности или сбалансированности питания речи не идет, ведь самое важное свершилось.

Ожидая просветления (того самого чувствования), которое предполагается как бы по умолчанию, и совсем ничего не ощущая, ты просто начинаешь считать себя самым умным, постишь всякие шокирующие картинки из серии «Где-то в параллельной вселенной» и язвишь во время обеда, если тебе предложили сосиску. Из-за этого постоянно натыкаешься на закономерное сопротивление, споришь и скандалишь, почти неизменно проигрывая, т. к. аргументов не хватает.

перестал есть мясо ожидания реальность

Достаточное их количество появится позже, как и практически беспроигрышная стратегия ведения подобной беседы. Но использовать весь этот арсенал так и не придется, потому что, когда он сформирован, участвовать в таких разговорах уже не хочется и смешно.

В этот же период ты продолжаешь готовить мясо для своих домашних, делать вкуснейшие (как ты сам еще помнишь) котлетки на пару, которые отныне просто не пробуешь. Слово «говядина» в рецептах в новостной ленте еще не смущает, ты просто фильтруешь, зная, что во всех пабликах независимо от их направленности и идейности можно найти приличные рецепты без мяса.

В общем, довольно странное и противоречивое времечко.

Через год мясо в руках держать не хочется — тоскливо не хочется. Мечтается, чтобы твой любимый хотя бы не просил тебя его готовить, а лучше вообще сам старался его не есть. А он, каким-то чудом вытерпевший на протяжении всего последнего года твою не умную скандальность, и сам уже, кажется, склоняется к вегетарианству. Мяса, вроде, не покупает себе. Спросить страшно, вдруг ему просто не хочется, а ты уже напридумывала, что у вас в холодильнике сосисок с куриными ногами больше не будет. Через какое-то время он подмигнет и спросит: «Неужели не замечаешь, что я уже несколько недель вон че творю!». И счастью не будет предела.

мне никто не ужин

А потом обнаружится, что и мама уже давненько много чего такого не ест. И подруга.

В этот период, когда вокруг тебя чудом начинает образовываться круг единомышленников — совершенно точно не благодаря, а вопреки твоему поведению — наблюдается и еще одна интересная закономерность. Развивается опасная мегачувствительность и эмпатия, когда от вскрика кошки, которой случайно наступили на хвост или лапку, хочется рыдать и просить прощения у всех живых существ.

Я называю эту чувствительность опасной, потому что она делает тебя совершенно нежизнеспособным существом. В это время я могла расплакаться от недоброго взгляда или слишком личного вопроса. Иногда мне казалось, что я ступаю босиком по стеклам — настолько физически ясно ощущалась чужая боль.

Это состояние через год-полтора после отказа от мяса, кажется, можно сравнить с вылуплением птенца.

С детства в нас формируют толстокожесть благодаря подмене понятий и вдалбливанию закостеневших предрассудков. Нам рассказывают, что коровка говорит «му», а мясо необходимо, чтобы вырасти. Не рассказывают только, что это одно и то же. Таким образом, что такое хорошо, и что такое плохо, обозначенное взрослым, с самого начала — вранье и профанация.

Отколупывание скорлупы по кусочку, освобождение сознания от стереотипов рождает тебя нового — всамделешного неоперившегося птенца, чувствительного к яркому свету и громкому звуку.

Правда, в состоянии обостренной эмпатии чревато находиться долго, и поэтому (думается, из-за отлично теперь работающего инстинкта самосохранения) оно довольно быстро сменяется другим более годным для жизни умонастроением.

Через 2-3 года — этот период у меня сейчас — тебе ни от кого ничего не надо, хотя вегетарианцами среди знакомых становятся даже те, от кого уж совсем никак не ждешь. Адекватные увлеченные люди, не интересующиеся вопросом питания и, следовательно, поглощающие все подряд, тебя даже радуют, скорее всего, из-за наглядного примера того, что есть и другой путь. А в общем и целом тебе все равно, что там у кого в тарелке.

И даже то, что в твоей перестает восприниматься как позиция и принцип, потому что многие существа и вещества давно не ассоциируются с пищей, а значит, их отсутствие в холодильнике не вызывает никакой рефлексии и даже не мыслится как отсутствие.

Первый и единственный кризис относительно питания у меня случился этой зимой. Я ни секунды не думала о том, чтобы вернуть мясо в рацион (повторюсь, оно совершенно не мыслится мною как еда), но задумалась, достаточно ли здоровым и сбалансированным является мое питание. После кое-каких рассуждений и анализа, описанных здесь, доверие к себе и миру меня больше не покидает. Восхищение невероятным изобилием вкуснейшей пищи не становится меньше, причем это несмотря на то, что с каждым годом я методично отказываюсь от целых групп товаров, которые принято употреблять в пищу. Сначала почти полностью мука и сахар, потом консервы, следом молочка и кофе. Теперь вот наступил черед соли.

Посмотрим, что будет дальше.

Понравилась статья? Расскажите о ней друзьям в соц. сетях!

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс